Университет

«Слово первых выпускников Аэрокосмического факультета о времени и о себе. Март 1962 г. - март 2002 г.»

 

Доклад "Слово первых выпускников Аэрокосмического факультета о времени и о себе. Март 1962 г. - март 2002 г."

Лауреат Государственной премии РФ, к.т.н. Бабин С.Ф., г.Пермь;

ведущий технолог гидроиспытательного комплекса ОАО "Протон-ПМ" Бакулин А.М., г. Пермь;

разработчик гибридных ракетных двигателей, к.т.н., доцент Буберман Л.М., г. Нью-Йорк;

начальник отдела надёжности ОАО "Авиадвигатель" Ким А.В., г. Пермь;

менеджер-универсал, к.э.н. Кулёв Г.П., г. Пермь;

ведущий специалист по полигонным испытаниям Камского филиала НПО "Энергомаш" Пугин П.А., г. Пермь - космодром Байконур;

руководитель отраслевой лаборатории "Энергомашиностроение" ПГТУ, предприниматель в инновационной сфере Цветков Ю.В., г. Пермь - Приволжский округ.

В очень далёком, 1960-м году, когда слова "ракета", "ракетный двигатель", "ЖРД" в Перми в открытом разговоре не произносились вообще, в недрах Пермского политехнического, а совсем недавно ещё горного института, зарождалась доселе невиданная и неслыханная специальность "ракетные двигатели", которая по соображениям строгой секретности была названа сухо и абстрактно "специальность 0538". Был произведён отбор студентов 4-го курса с других специальностей политехнического института, а точнее сказать, со специальности "горные машины" из двух её групп ГМ-56-1 и ГМ-56-2, наверное, самых успевающих и самых лояльных по отношению к Уставу вуза и к Конституции СССР людей. Их было 12 человек. Ещё 18 человек отобрали из других вузов города Перми и других городов Советского Союза. Всего 30 человек, которые и образовали первую учебную группу МС-56-1 вновь созданного машиностроительного факультета Пермского политехнического института.

Формирование нашей группы было покрыто такой тайной, что те 12 студентов-горномашиностроителей даже не знали, что они включены в эту группу, и их проинформировали об этом каждого по отдельности незадолго до начала нового учебного года. Причём, ничего о нашей новой специальности нам не сказали, дали только одно расплывчатое сообщение - "новая техника". Я, например, не смог удовлетвориться этим и обратился к нашему новому декану, представительному, седовласому мужчине Пашкову Василию Антиповичу за более подробными разъяснениями: каких конкретно специалистов хотят из нас делать? Он мне пояснил, что ответить на мой вопрос он сможет только после того, как я получу допуск.

"А что это такое?" - спросил я.

"Это такая справка, в которой сказано, что лично Вы допущены к ознакомлению с секретной информацией" - ответил мне Василий Антипович.

"А где эту справку дают?" - не моргнув глазом, спросил я.

"В первом отделе" - был ответ.

Узнав, где находится первый отдел и как зовут начальника, я, не заметив тогда тонкой усмешки декана, быстро выскочил из кабинета и направился получать этот самый допуск. Начальник первого отдела Крюков (к сожалению, не помню имени-отчества), несмотря на всю свою строгость и военную выправку, пришёл в полное замешательство от моего намерения получить справку-допуск прямо сейчас, что называется "не отходя от кассы". Но постепенно наши позиции сблизились: я начал понимать, что такое секретность и что допуск оформляется месяцами, а он, наверное, пополнил свой служебный опыт ещё одним фактом существования "непуганных студентов".

Но и без допуска мы окольными путями из разрозненных источников узнали в туманном приближении, что учить нас будут ракетам, и что стипендия у всех нас будет существенно выше, чем на несекретных специальностях, и что всех нас после окончания института распределят на пермские предприятия. Всё это слегка кружило голову, в особенности, причастность к легендарной тогда ракетной технике. Как мне представляется теперь, задним числом, механизм санкционированной, адресной и регулируемой утечки действовал уже в те времена. Как бы там там ни было, "отказников" не случилось, и все 30 человек начали учиться по новой специальности.

А вот о том, как шла подготовка создания машиностроительного факультета (факультета с ракетными специальностями), кто был инициатором и кто причастен к этому большому делу - мы узнали значительно позже.

А дело было так.

В конце 50-х - 60-х годов, скажем так - прошлого века, появилась необходимость интенсивно развивать ракетную технику, чтобы обеспечить надёжную оборону Советского Союза. Под руководством академика Валентина Петровича Глушко, основоположника отечественного двигателестроения для жидкостных ракет, на базе Научно-производственного объединения "Энергомаш" (ранее ОКБ-456, город Химки Московской области) были созданы мощные ракетные двигатели для баллистических ракет стратегического назначения. Во многих городах СССР было налажено производство по изготовлению этих двигателей и ракет. Специальных заводов для изготовления ракет и двигателей, естественно, не было. Поэтому всё производство размещали, в основном, на авиационных предприятиях. В Перми было несколько таких предприятий, они сейчас всем известны, они и по сей день (пока) существуют. В стране был большой дефицит специалистов в области ракетостроения, в том числе и в Перми.

И вот Министерством высшего образования (СССР-? РСФСР-?) было принято решение создать специальный факультет на базе Пермского политехнического института - машиностроительный факультет для подготовки таких специалистов.

По указанию академика Глушко В.П. от НПО "Энергомаш" возглавил организационную работу по созданию факультета его заместитель Лауреат Ленинской премии, Герой социалистического труда Всеволод Иванович Лавренец, действуя совместно с руководством Пермского политехнического института, с нашим первым ректором, профессором Дедюкиным Михаилом Николаевичем.

В Пермском политехническом институте, да и в целом в Перми были трудности с преподавательским составом по данной специальности, да по существу их просто-напросто не было. И тогда в качестве преподавателей-совместителей с ряда ведущих предприятий города Перми были направлены в институт специалисты-производственники, имевшие инженерный опыт работы с авиационной и ракетной техникой. Такими дружественными предприятиями стали:

  • Завод имени Свердлова ("завод номер 19" или "почтоый ящик А-3985"), возглавляемый тогда многоопытным жестким директором Субботиным Михаилом Ивановичем;
  • Камский филиал НПО "Энергомаш" (филиал ©4 ОКБ-456), руководимый в то время высококвалифицированным дипломатичным Плаксиным Юрием Дмитриевичем;
  • Завод имени Калинина и Агрегатно-конструкторское бюро, возглавляемые тогда гибким, но несгибаемым Журбенко Григорием Лукичём и требовательным и интеллигентным Полянским Алексеем Федоровичем.

Начинали мы учиться в корпусе №4 на улице Куйбышева, а заканчивали уже в новом здании - в главном корпусе на Комсомольском проспекте. Временами вспоминается и наша общая для всех студентов тех далёких лет ударная стройка - возведение главного корпуса нашего института. Это было ещё тогда, когда некоторые из нас учились на горно-электромеханическом факультете. И именно на этой стройке к нам пришла одна из самых ярких, одна из самых ошеломляющих вестей. Помнится, как наш вузовский "прораб", преподаватель экономического блока института Фёдор Михайлович Томилов прибежал к нам, к "штукатурам", и радостно закричал: "А всё-таки наши первые! Мы первые запустили искусственный спутник Земли!" Ликование было всеобщим. Это свершилось 4-го октября 1957-го года.

И теперь вы, конечно, понимаете, почему мы из горняков пошли учиться на ракетчиков?!

Вспоминаем с большой благодарностью и теплотой наших первых и единственных "ракетных" преподавателей, они у нас не менялись за весь срок нашего обучения.

Павел Васильевич Челноков, тогда руководитель конструкторской бригады Камского филиала НПО "Энергомаш", всегда бодрый, готовый к общению, у него всегда было что рассказать и во время занятий, и в перерыве; а в перерыве - в особенности, из-за чего перерывы вокруг него затягивались порою надолго. Так мы познавали конструкцию ракетного двигателя.

Селезнёв Алексей Александрович, штатный преподаватель института, спокойно и деловито, негромким голосом поведал нам о существовании доселе неизвестной нам газовой динамики и её головоломных закономерностях.

 

 

 

 

 

Гафуров Руханил Кадырович, работал в уже названном Камском филиале и и по совместительству раскрывал нам тайны внутрикамерных процессов, а мы слушали и поначалу не понимали, как это людям удаётся укрощать такое мощное бушующее пламя и управлять им по своему разумению.

 

 

 

 

 

Ронзин Владимир Дмитриевич, в последствии длительное время был заведующим кафедрой авиационных двигателей политеха, а тогда он нам дал понятие об авиационных двигателях и их родственных связях с ракетными.

 

 

 

 

 

Гиндис Марк Исакиевич, технолог до мозга костей, мудрый главный технолог 2-го, т.е. ракетного, производства завода имени Свердлова, невысокого роста, богоподобный, тихий на голос человек, а мы его слушали увлечённо. Помнится, на защите дипломного проекта он спросил у меня, мечтавшего стать конструктором: "Какую технологию можно назвать красивой?", и, остановив моё красноречие, сам и ответил: "Красота технологии - в ее экономичности".

 

 

 


Корж Николай Дмитриевич - самый молодой и быстро растущий наш преподаватель хорошо поставленным голосом, в котором чувствовались большие вокальные данные, преподнёс нам основы теории и конструкции турбонасосных агрегатов - сердца жидкостного ракетного двигателя. Мы хорошо приняли его. Как показала жизнь, мы не ошиблись ни в его преподавательском мастерстве, ни в его вокальных данных.

 

 

 

 

 

Генкин Элиазар Липманович, вдумчивый, торопливый на речь, человек широких познаний, преподавал автоматику авиационных двигателей и термодинамику; он рано ушёл из жизни, полный замыслов и забот.

 

 

 

 

Коблик Леонард Михайлович - ведущий специалист Пермского агрегатно-конструкторского бюро; занимался он с нами немного, но тем не менее запомнился своей энергичностью и безапелляционной манерой изложения материала. Например, он говорил: "Без автоматики авиационный двигатель - это ничто, это всего лишь два куска железа, вращающихся на одном валу. А вот когда к этому железу мы приложим автоматику - вот только тогда он становится авиационным двигателем!"

Арановский Виктор Соломонович, педантичный, одновременно мягкий и требовательный преподаватель, заведующий тогда кафедрой гидравлики и теплотехники; он много расказывал нам поучительных и занимательных историй из своей преподавательской практики. Например, он как-то раз незадолго до экзамена по гидравлике сообщил студентам с подчёркнутой досадой, что совсем недавно по ошибке сдал в институтскую библиотеку учебник по гидравлике вместе со сторублёвой купюрой внутри, которую он якобы использовал в качестве закладки. Наверное, после такого сообщения в библиотеке не осталось ни одного учебника, и экзамен нечаянно был сдан очень хорошо.

И конечно, наш всеми уважаемый и любимый, друг всех студентов-ракетчиков, вначале заместитель, а затем и бессрочный декан машиностроительного факультета, морская душа, Пётр Кириллович Антропов, неустанно наставлял нас на путь истинный и в учёбе, и в жизни.

Выпускающей кафедрой была у нас кафедра №1 (Жидкостные ракетные двигатели), первым руководителем и одним из создателей которой был энергичный, общительный, вольнолюбивый и юмористически саркастический, с неуёмной тягой к новому, человек широкого диапазона возможностей, Захаров Герман Дмитриевич, впоследствии и первый научный руководитель Научно-исследовательской отраслевой лаборатории "Энергомашиностроение" ППИ (ПГТУ).

В марте 1962 года состоялась защита дипломных проектов и мы, 29 человек, стали первыми выпускниками машиностроительного (а ныне Аэрокосмического) факультета Пермского политехнического института. Председателем Государственной экзаменационной комиссии был уже известный нам заместитель генерального конструктора НПО "Энергомаш" Лавренец Всеволод Иванович. Нам лестно было сознавать, что в наших дипломах об окончании института стоит подпись Лауреата Ленинской премии, Героя социалистического труда, как его уже тогда за глаза называли, отца-Лавренца. Хотя об этих его регалиях на широкой публике говорить в то время было не положено.

Нам была присвоена квалификация инженера-механика, специальность была записана как "двигатели летательных аппаратов", а это означало, что мы можем работать в качестве конструкторов и технологов по жидкостным ракетным двигателям. Большая часть из нас получила направление на работу на предприятия г. Перми: завод имени Свердлова - производитель авиационных и жидкостных ракетных двигателей, Камский филиал Научно-производственного объединения "Энергомаш", которое являлось и является головным разработчиком мощных жидкостных ракетных двигателей различного назначения, завод имени Калинина и агрегатно-конструкторское бюро - изготовители и разработчики гидро-пневмоавтоматики для авиационных и ракетных двигателей, Мотовилихинский завод - часть его продукции составляли ракеты.

Меньшая часть из нас, а именно 6 человек, были направлены, а точнее призваны, несмотря на наше несогласие, на службу в армию. На службу, согласно тому законодательству, на всю оставшуюся жизнь. И поехали мы в далёкие степи Казахстана, на маленькую, в один дом на всю степь, станцию Тюра-Там, которая как потом, за горизонтом, выяснилось была началом гигантского ракетно-испытательного комплекса, носящего высокое и теперь уже легендарное имя космодром Байконур.

Нам присвоили звания инженер-лейтенантов, несколько месяцев для нас не было никаких штатных мест и мы просто-напросто слонялись без дела. Потом нас интенсивно стали учить строевому шагу и т.п. Но в дальнейшем каждый из нас получил работу, и мы стали участниками значительных свершений в ракетной технике: подготовка и запуск в 1962-м году первой в стране и в мире межконтинентальной баллистической ракеты шахтного базирования 8К64у, освоение новых, более совершенных ракетных комплексов 8К84, составивших в своё время основу ракетно-ядерного щита нашей страны, а также других отечественных разработок.

Затем в разное время каждый из нас шестерых перебрался в родной город Пермь, некоторым удалось уволиться из армии. Николай Дрёмин и Сергей Бабин пошли работать в Камский филиал ныне ОАО "НПО Энергомаш имени академика Глушко В.П.", Сергей Фёдорович и по сей день работает там начальником конструкторского отдела; Юрий Казанцев и Юрий Долганов стали военпредами, один на заводе Свердлова, на производстве ракетных двигателей; другой - на Мотовилихинском заводе, при ракетах; Гена Ташлыков пошёл в Пермэнерго и весьма там преуспел; вашему покорному слуге Юрию Цветкову после Байконура пришлось ещё послужить в Пермском ВКИУ до 1970-го года, а после увольнения из армии - конструкторская и экспериментальная работа, в т.ч. и в этих родных стенах с 1978-го года и по настоящее время, в том числе и в Научно-исследовательской отраслевой лаборатории "Энергомашиностроение", на уникальных огневых стендах которой прошли испытания почти все отечественные материалы, формирующие огневой тракт ракетного двигателя твёрдого топлива (РДТТ).

А теперь о тех, кто сразу остался в Перми после института.

Наши старейшины, а их было в нашей группе немало, разошлись по разным предприятиям Перми: Фёдор Константинович Белов (был старше номинального студенческого возраста аж на ~15 лет) возвратился в свой родной Пермэнергоремонт, где он и раньше, и потом был недосягаемым по эрудиции и деловому опыту шеф-инженером в самом высоком смысле этого слова; Кулёв Георгий Петрович, староста нашей группы МС-56-1, быстрый на слово и на дело человек, прошёл, наверное, все ступени и сферы деятельности в Перми, достойные его уровня и энергии, он стал кандидатом экономических наук, менеджером-универсалом; Пугин Павел Андреевич - с первого дня после института и по настоящее время работает в Камском филиале НПО "Энергомаш", и большая часть пусков с космодрома Байконур самой мощной в мире ракеты "Протон" с пермским двигателем на первой её ступени прошла с его непосредственным участием, вот и сейчас он на днях выезжает туда; Ошурков Вадим Сергеевич - жадный до знаний человек, душа компании, свои лучшие и долгие годы отдал заводу Свердлова, где он внёс значительный вклад в поддержание качества выпускаемых ракетных двигателей на высоком уровне; Жданов Виктор Фёдорович - добросовестно и плодотворно проработал более 30-ти лет на одном предприятии - Камском филиале НПО "Энергомаш", имеет памятные знаки Международной федерации космонавтики; Катаев Николай, Шаров Валентин, Двойнишников Геннадий, Шляпников Василий, Малыгин Александр, Кожевников Евгений, Мальцев Борис - все они внесли свою весомую лепту в дело своих предприятий: завод Свердлова, завод Калинина, Мотовилихинский завод, НПО "Искра", а в целом - в ракетную технику.

А остальные наши выпускники, которые помоложе наших старейшин, после института были также охотно приняты на ракетных и других родственных предприятиях Перми: Сергей Сунцов, Анатолий Ким, Леонид Буберман, Виктор Дроков, Анатолий Чубаров, Гарик Глушков, Юрий Чирков, Анатолий Бакулин, Слава Захаров, Герман Кытманов. По-разному и интересно сложилась у всех жизнь. Вот Лёня Буберман, до недавнего времени доцент нашего ПГТУ, сейчас живёт в Америке, он и там продолжает сеять разумное, вечное, доброе, а его научные труды ещё с пермских времён свободно гуляют по всему миру, в том числе и в Интернете, способствуя тем самым интегрированию нашей страны в мировое сообщество. А Толя Чубаров уже многие десятилетия работает на Украине, теперь уже в зарубежье, в качестве главного инженера на известном Шосткинском химическом комбинате "Свема". Витя Дроков и Юра Чирков сразу из института вместе пришли в ПАКБ и до сих пор работают там экспериментаторами, создают её величество автоматику двигателей летательных аппаратов - как учили! А Виктор Дроков к тому же ещё и создал по инициативе Полянского Алексея Фёдоровича бюро технической эстетики и успешно руководит им уже не один десяток лет.

Особо хочется сказать об единственной в нашей студенческой группе девушке среди 29-ти парней - Лиде, теперь Лидии Николаевне Зыкиной. Она отлично училась, её конспекты у многих из нас были нарасхват, самим своим существованием она дисциплинировала нас, наш лексикон, наши манеры. После окончания института она вначале работала в Камском филиале НПО "Энергомаш" в группе камер сгорания, затем в конструкторском отделе на Полигоне стендовых испытаний протоновского и других жидкостных ракетных двигателей, а с 1974 года более двадцати лет она отдала заводу Свердлова в СКО-1, где в течение 13-ти лет была единственной женщиной-начальником конструкторской бригады маслоагрегатов. И всё-таки с особым удовольствием и даже с гордостью она вспоминает свою "ракетную эпопею". Ей там, помимо всего прочего, выпала экзотическая роль. Тогда, работая конструктором в Камском филиале НПО "Энергомаш", головного разработчика протоновского двигателя, она отвечала за дефектацию этого двигателя после огневых испытаний. Из всех специалистов-камерщиков только она могла забраться в камеру сгорания через её сопло и осмотреть и прощупать все поверхности и форсунки камеры изнутри непосредственно глазами, руками и специальными инструментами. Только после появления Лидии Николаевны из чрева камеры сгорания с добытой там информацией руководство КБ и завода получало весомые аргументы для того, чтоб поставить свои высокие подписи на важных документах.

И, наконец, ещё об одном нашем однокашнике - Викторе Каменском.

Только он один не доучился до выпуска: лёгкий сбой в правилах приёма спиртных напитков и последующего поведения не позволил ему проявить себя на ракетно-космическом поприще, хотя способности у него были и они проявились блестяще в других областях научно-технического прогресса.

Большая часть из наших выпускников плодотворно работала в ракетной технике.

В начале 60-х годов занимались боевыми ракетами, а затем наступил этап интенсивного развития космической техники. С двигателями, разработанными под руководством Валентина Петровича Глушко и изготавливаемыми на предприятиях города Перми, была создана ракета "Космос", которая изготовлялась также в Перми. Она использовалась для выведения на орбиту искусственых спутников Земли.

В июне 1965 года был произведён первый пуск самой мощной в мире ракеты-носителя "Протон". На 1-ой ступени ракеты-носителя были установлены мощные жидкостные ракетные двигатели, разработанные под руководсвом Глушко В.П. и изготавливаемые в Перми. Тяга каждого двигательного блока - 160 тонн, расход топлива - около 500 килограммов в секунду, а всего в связке было шесть таких блоков. Непосредственно участвовали в разработке этих двигателей, их изготовлении, стендовых испытаниях и подготовке ракет-носителей к полёту инженеры-двигателисты первого и последующих выпусков машиностроительного факультета Пермского политехнического института.

Ракетой-носителем "Протон" выводились на орбиту тяжёлые спутники Земли массой примерно 22 тонны, космические корабли для изучения Луны, Венеры, Марса. Была выведена на орбиту станция "Мир" и её 4 модуля, а также Международная космическая станция, которая в настоящее время находится на околоземной орбите. Кроме того, ракетой-носителем "Протон" выводятся искусственные спутники и отечественной разработки, и спутники других стран на геостационарную орбиту (примерно на высоту 36000 километров над Землёй) для радиовещания, телевидения, радиосвязи и других целей. Например, спутников США запущено уже более 30. Двигатели для этой ракеты-носителя и по настоящее время изготавливаются на пермском предприятии ОАО "Протон-ПМ". Ряд специалистов из первого выпуска продолжают работать и по сей день в Камском филиале ОАО НПО "Энергомаш", в открытых акционерных обществах "Протон-ПМ", "Инкар", "Авиадвигатель", на космодроме Байконур. Они создают и испытывают ракетно-космическую и авиационную технику.
Работа - работой, а жизнь вносит свои коррективы: вот уже восемь из 30-ти наших товарищей ушли от нас, оставив после себя свои большие дела и добрые имена.

Обозревая прошедшее сорокалетие в целом, можно сказать, что первый выпуск инженеров-механиков по специальности "двигатели летательных аппаратов" Аэрокосмического факультета Пермского государственного технического университета своей плодотворной творческой работой охватил целых три поколения отечественных ракет на жидком топливе:

  • боевые ракеты средней дальности типа 8К63;
  • космические ракеты серии "Космос";
  • самая тяжёлая в мире космическая ракета-носитель "Протон".

"Но покой им только снится". Они уже дотягиваются до 4-го поколения ракет: на подходе ещё более эффективная космическая ракета-носитель "Ангара". Они, первые выпускники, ждут поддержки, они готовы передать эстафету молодому поколению ракетчиков, выпускникам Аэрокосмического факультета ПГТУ нового, ХХI века!

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.

Copyright © 1998-2019
РЦИ ПНИПУ, ПРЕСС-СЛУЖБА ПНИПУ
+7 (342) 2-198-119, newschannel@pstu.ru
Приемная комиссия ПНИПУ +7 (342) 2-198-065, enter@pstu.ru

youtube vkontakte twitter facebook rss instagram
Наверх